Савёловский посад

16 подписчиков

Свежие комментарии

  • Олег Кошевой
    Теперь буду знать, кто ворует крышки от люков и где их искать!Фото дня: ейский ...
  • ВЛАДИСЛАВ
    Школу -то на 8 Марта построили - и это хорошо. А вот сквер со всеми деревьями вырубили подчистую - это очень плохо и ...В школе на 8-го М...
  • sss
    те самые "юристы" для которых на том свете персональный ад... За грош что хочешь подтвердят ... или опровергнутЮристы подтвердил...

На взлете или Один день из жизни сотрудников Московского авиацентра

На взлете или Один день из жизни сотрудников Московского авиацентра

В третье воскресенье августа Россия отмечает День воздушного флота. В столице есть свой флот — вертолеты Московского авиационного центра. Ежедневно они помогают доставлять пострадавших в больницы, спасать тонущих из водоемов, искать заблудившихся в лесах и бороться с огнем.

С начала года пилоты и спасатели Московского авиационного центра (МАЦ) помогли 376 людям. Труд нелегкий. Летать приходится сквозь ливень и смог, зачастую в полной темноте. В сутки обычно поступает не меньше трех — четырех вызовов. О том, как проводят будни сотрудники Московского авиационного центра (МАЦ), зачем нужен «хели-лифт», почему вертолет не любит дым — расскажем в данном материале.

Флот МАЦ базируется на аэродроме Остафьево. Вертолеты ждут своего часа в двух местах. Один ангар, похожий на гигантский гараж, предназначен для санитарных машин ВК117С-2. Другое место, площадка под открытым небом, — для пожарно-спасательных-КА-32.

Санитарные вертолеты каждый день разлетаются по московским больницам. Они всегда находятся в режиме боевой готовности: на случай, если необходимо доставить пострадавшего из труднодоступного района или с места ДТП. На борту есть носилки-кушетка для пациента с тяжелыми травмами, которого заносят через двери в хвосте, и одно место для сидячего пассажира.

В вертолете установлен специальный диэлектрический пол. Благодаря этому врачи могут проводить реанимацию даже во время полета, в том числе использовать дефибриллятор, и в то же время не создавать помех для пилота в управлении вертолетом.

С начала года экипажи санитарных вертолетов свыше 240 раз вылетали на спасение людей.

«Мы дежурим круглосуточно. Первая смена заступает в семь утра, вторая — в семь вечера. В начале дежурства пилоты занимаются предполетной подготовкой: осматривают воздушное судно, заправляют его, оформляют бортовую документацию, проходят медосмотр, службу безопасности аэропорта. Кроме того, они консультируются у наших метеорологов, узнают, какие особенности полетов сегодня», — рассказывает заместитель директора по организации летной работы Московского авиационного центра Олег Катальшев.

Он тоже на дежурстве, сидит в униформе летчика в кабинете рядом с ангаром и, в случае необходимости, поднимется в небо.

На первый взгляд сегодня погода нелетная: с утра зарядил дождь, ветрено. Но с точки зрения экипажей авиации экстренного реагирования столицы, это не помеха.

«Намного сложнее летать ночью. Нормальные для дневных вылетов погодные условия могут оказаться неподходящими для ночных. Да и независимо от погоды, в темноте пилоту труднее распознавать объекты, разглядеть площадку для посадки, препятствия, например, подъемные краны, электрические провода. В таких случаях сажаем вертолеты на МКАД, поскольку там хорошее освещение. Есть также площадки в ТиНАО и, конечно, при больницах», — объясняет Олег.

Пилоты санавиации готовы реагировать на любые погодные условия, которые могут измениться в момент. Для этого в Московском авиацентре регулярно проходят специальные тренировки.

«Бывает так, что вылетаешь с пострадавшим на борту и погода соответствует по метеоусловиям, а по дороге в больницу попадаешь в снежный заряд. Особенно часто это бывает зимой и в межсезонье. Видимость становится практически нулевая, но ты понимаешь, что у тебя на борту человек, которому необходима срочная помощь. И еще один важный момент: санитарным вертолетом всегда управляют два командира воздушного судна, это обеспечивает максимальную безопасность полетов», — отмечает Олег Катальшев.

С утра пилоты уже успели слетать за тяжелобольным ребенком и перевезти его в специализированную больницу. После этого вертолет вернулся в ангар на дозаправку и снова собирается в путь. Под корпус воздушного судна подгоняют рамку на колесах — «хели-лифт». Подъемник электрический, его включают, техник Московского авиацентра направляет движение, и машина в считаные минуты выкатывается из ангара на взлетную полосу. Затем вертолет приподнимается над площадкой, отлетает чуть дальше и там уже набирает высоту.

«Взлетать у самого ангара нельзя: ветром судно может занести на здание», — поясняет Олег Катальшев.

Машина поднимается все выше. Вдруг вертолет наклоняется на бок, висит несколько секунд и резко, как самолет, вертикально взмывает вверх.

«Пилот продемонстрировал свое мастерство. Мы каждый день тренируемся, отрабатываем управление техникой в нестандартных или аварийных ситуациях, например при отказавшем двигателе», — комментирует Олег.

Северный «ангар» — это стоянка под открытым небом. Здесь своего часа ожидают пожарно-спасательные вертолеты, они более устойчивы к непогоде, чем санитарные. Пилоты ждут вызова в помещениях, оборудованных спальнями и кухнями. Впрочем, расслабляться не приходится: лето 2021-го выдалось жарким и засушливым, почти еженедельно случаются пожары. С начала года экипажи 13 раз участвовали в тушении огня.

«Нас привлекают к ликвидации пожаров на больших площадях. Недавно боролись с крупным возгоранием на полигоне в Луховицах: вокруг много торфяников. Два дня гасили. Помню, моя смена закончилась в 10 утра, а ночью я полетел снова. Каждый из наших ребят провел в воздухе на этом пожаре по 40 часов», — рассказывает командир воздушного судна Андрей Михалевич.

Когда поступает вызов, у пилотов 10 минут на сборы и столько же на запуск вертолета. По пути нужно узнать, где ближайший к возгоранию водоем, чтобы наполнить корзину, устанавливаемую на внешней подвеске вертолета — специальное водосливное устройство. На стене в одном из помещений висит карта Москвы и области: во время дежурства летчики ее изучают и хорошо представляют местность.

«Ключевая опасность при тушении пожара — попасть в дым. Вертолет дым не любит. Пропеллер работает лишь при определенной плотности воздуха. К тому же, в двигатель может забиться пепел. Задача пилота — подлететь на такое расстояние, чтобы удалось осуществить слив воды и при этом не оказаться в дыму», — говорит Андрей.

Другой риск — тушение пожара в местах, где хранятся газовые баллоны. Взрыв может произойти в любой момент — нужно действовать оперативно.

Пожарные вертолеты участвуют не только в тушении огня. На их бортах спасатели из спецотряда Московского авиационного центра СПАСО отправляются вытаскивать тонущих из водоемов, искать заблудившихся в лесах. Сегодня запланирована тренировка. Четверо ребят из СПАСО готовятся вылететь в Рогово — отрабатывать беспосадочное спасение на пруду.

В гидрокостюмах и ластах спасатели обвязываются альпинистскими ремнями. Всего в их гардеробе пять комплектов униформы. Помимо гидрокостюма, это пожарная экипировка, противоклещевая для работы в лесу, специальный костюм для воздушных работ и общеспасательный комбинезон для универсальных выездов. Такая одежда может пригодиться, например, когда просят распилить кольцо, не снимающееся с пальца, вскрыть заклинивший замок или поймать сачком летучую мышь, залетевшую в квартиру. В 2021-м сотрудники СПАСО выезжали на вызовы 380 раз.

«На сегодняшней тренировке мы отработаем спасение утопающего. Один из нас спустится на лебедке из висящего в воздухе вертолета в воду — он будет „утопающим“. Другой на противоположном конце лебедки тем временем будет спускаться за ним, привяжет его к своему поясу и поднимется вместе с ним на борт. Еще один из нашей команды параллельно начнет спускаться в пруд, чтобы тоже побыть в роли утопающего. Мы повторим этот маневр несколько раз, чтобы каждый из нас отточил навык вытаскивания человека из воды», — объясняет спасатель первого класса СПАСО Сергей Лисицын.

В-КА-32 помещается до 13 человек: в случае необходимости можно вывезти группу пострадавших. Спасатели поднимаются на борт, шумно обсуждая, кто за кем будет спускаться по лебедке. Пилот запускает винт.

«Когда он раскручивается, похож на танец с саблями», — улыбаются оставшиеся на земле сотрудники МАЦ.

Рокот, ветер, брызги дождя — и вертолет взлетает. Небесный десант заступил на вахту.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх